Записи

Заметка о единстве со Христом. Др. Ч.Бакстер Крюгер (Экстатик)

Д-р Ч. Бакстер Крюгер, Доктор Философии

Я открыл им Тебя и буду открывать вновь и вновь, чтобы любовь, какой Ты любишь Меня, была в них, как Я в них».” Иисус в Иоанна 17:26

Воплощение означает, что Сам Бог снизошел, чтобы войти в наше отчуждённое человеческое существование, чтобы схватить и связать его в единении с Собой…” Томас Торранс, Школа Веры

Апостолы ведут нас к созерцанию того, что Иисус Христос является вечным Сыном Отца во плоти. Некоторые их заявления об Иисусе весьма поразительны. Это была верность апостольскому свидетельству об Иисусе, расширившая разум ранней Церкви и приведшая к признанию того, что Бог – это вечный Отец, Сын и Святой Дух – три разных личности в одном неделимом божественном существе. Эта перспектива о Триединстве привела отцов в Никее к провозглашению с апостолами, что всё было сотворено от Отца через Сына в Святом Духе, повторяя настойчивость Иоанна и Павла, что всё было сотворено Сыном через Сына, в Сыне и для Сына. Тринитарные разговоры о единстве со Христом начинаются с единства Триединого Бога и с единства Сына со всем творением как с Творцом и Вседержителем всего – еще прежде воплощения. Поразительно, что так много из всего, что гласит о единстве со Христом, игнорирует само провозглашение и предполагает разделение, то есть, предполагает, что творение и человеческий род внутри него имеют существование, и бытие, и жизнь отдельно от Сына Божьего.

Для апостолов и Никейских теологов Сын как Творец связан вместе с непрерывным поддержанием Его творения, так что любой разрыв между Сыном Божьим и творением грозит творению небытием, полным исчезновением. Таким образом, воплощение Сына, помазанного в Духе, не должно рассматриваться как установление ранее не существовавших отношений или единства между помазанным Сыном и родом человеческим. Ибо без Него вселенная исчезнет в то же мгновение. Безусловно, грехопадение Адама представляет собой восстание против Отца, Сына и Святого Духа, и провозглашение независимости от Сына как от самого источника и смысла человеческого существования. Грехопадение – это отказ человеческого участия в жизни святой Троицы и, таким образом, это стало угрозой единству между Адамом и Евой и Триединым Богом. Как сказал Афанасий, что человеческий род был на пути к гибели и погружения в бездну небытия. В самом глубоком смысле, воплощение решает проблему этой угрозы нашего окончательного исчезновения из бытия. Став плотью, Сын Божий устанавливает Свое существующие божественные отношения или единение с человечеством, которые находились в серьезной опасности из-за отречения Адама, внутри самого специфического контекста человеческой отчужденности и бунта. В удивительном искупительном акте гениальной личности, Сын Божий лично вошел в реальность, которая угрожала Его единению с нами, а именно – наш отказ от Него. Предав Себя в руки нечестивых, Он уступил нашей великой тьме и бунту, испытав это лично, тем самым используя наш отчужденный взгляд и восстание как средство установления Его единства с нами в нашем грехе. Приняв коварное презрение сломленного человечества, Иисус встретил нас и принял нас именно в нашем противостоянии и нежелании прийти к Нему, в самом центре нашей ненависти к Нему и к Его разоблачающему свету. Таким образом воплощенный, распятый и воскресший Сын обеспечил надёжную безопасность Его единству с нами через наше неверие, раз и навсегда уничтожив угрозу нашего небытия. Ибо Он – милосердный Творец, который любит человеческий род.

Реакцией человеческого рода на присутствие Сына Отца и воплощения Творца стало Его проклинание, и проклинание Его с горечью и злобой, подав Ему желчь в качестве Его последнего питья. Ошеломляющая самоотверженность Сына Божьего, который был презрен, и брошен грешниками, и претерпел нашу враждебность против Него, является личным вхождением нашего Творца в наше глубочайшее беззаконие. Без нашего голоса, без нашего добровольного ответа Ему, мы не можем говорить здесь о единстве или даже об отношениях, но только о странном, не-родственном, законном и внешнем божественном акте абстрактного суверенитета. Но род человеческий действительно проголосовал. Мы отреагировали. Мы, Евреи и Язычники вместе, осудили и прокляли, и распяли воплощение Творца и Сына Божьего — что есть богоубийство, отвержение и убийство Бога. Что может быть более подлым? Но именно этот самый подлый поступок был принят и пережит Иисусом. В абсолютном единстве со Своим Отцом и Святым Духом, и как Творец и Вседержитель всего сущего, Сын Божий стал одним из нас, а мы предали Его с презрением и мучили Его в нашей скалящейся ярости. На Голгофе на Иисуса был излит не гнев Отца, а гнев человечества. Писание предельно ясно: с ядовитым презрением мы осудили нашего Создателя, изгнав Его из нашего присутствия на Голгофской горе. И Тот, Который распят человечеством, является вечным Сыном Отца, Тот, Помазанник в Духе Святом, и Тот, в Котором, и через Которого, и Которым всё, и для Которого всё было создано и постоянно Им поддерживается. Таким образом, Иисус склонился как невинный Агнец на заклание человечеством, Он принес Своё единство со Своим Отцом и со Святым Духом – и Его божественностью, но под угрозой было единство с человечеством – в нашей извращенной слепоте и ужасающем беззаконии. По этой причине Иисус Христос является Творцом, Который встречает нас в нашем самом жестоком и злейшем месте, используя наше озлобленное отвержение Его, чтобы связать нас в единении с Ним навсегда, и тем самым, сделал отделение от Него навечно невозможным, уничтожив любую угрозу нашего исчезновения.

И вот, невообразимый грех и невообразимая любовь встречаются в одной Личности. Распятый Сын является местом милосердия, место, где Святая Троица в личности Сына испытала и претерпела, и приняла, и обняла человечество в его отчуждении и враждебности против Триединого Бога в удивительнейшей и бесконечной милости. Вот Новый Завет, новые отношения между Творцом и помазанным Сыном и Его сломленными творениями, рожденными в пролитой крови захватывающей божественной милости и человеческого вероломства. И здесь, в Иисусе, на кресте в наших руках – смысл единства. Распятый Сын Сам является единством между Отцом и Святым Духом, неделимы в Нём, с теми, кого Он создал, но которые ответили Ему в неверии и неописуемой насмешке. В нашем отвержении Сына Божьего и в Его преднамеренной капитуляции нашей ненормальной слепоте, мы стоим пред единством с Иисусом, претворенным в реальность не нашей верой и покаянием, но нашим неверием и предательством. Такое единство настолько поразительно, что почти невероятно, но это и есть Евангелие. Это одновременно и слишком прекрасно, и слишком ужасно, чтобы описать словами, но это так и есть.

Это непреклонное решение и наслаждение Святого Духа раскрывать эту реальность, это единение в нас, внутри нашей собственной слепоты. Задача Святого Духа не в том, чтоб создать отношения между нами и Иисусом, как если бы это единение не было реальным в нашем отвержении Господа. Святой Дух не приходит к нам извне, как если бы Дух отсутствовал в воплощении и был просто как зритель, наблюдающий, как Сын склонился перед нашей ненавистью. Святой Дух был одним целым с Иисусом, когда Он испытал наш гнев. И таким образом Дух движется не из отсутствия в присутствие, но из единства с нами в нашей тьме в Иисусе к действию раскрытия этого единства в нас, в наших падших умах. В единстве с Иисусом, в Его единстве с нами, Дух Святой приходит к нам, чтобы раскрыть истину всех истин – привести нас к признанию и принятию Иисуса как нашего Творца и Господа, спасения и жизни, истины и единственного источника смысла нашего человечества. По мере того, как Дух ведет нас находить Самого Иисуса внутри нас и внутри огромной иллюзии, мы начинаем видеть Того, Которого мы пронзили, и сталкиваемся с настоящим Евангелием – безграничной милостью Триединого Бога, которая одновременно шокирует и избавляет нас от нашей лишающей нас свободы гордости и непреодолимой тревоги. Тем самым Дух являет реальность для нас, чтобы мы поверили, реальность, в которой мы можем успокоиться, и заставить замолчать наше чувство вины и стыда, наш страх и безнадежное чувство никчемности. В то время как мы обнаруживаем, что мы отвергли и прокляли Иисуса, и что этот Сын неотделимо един с Его Отцом, мы видим, что даже в случае нашего позорного распятия Иисуса, Отец не покидал Иисуса или нас, но принял и включил нас в Себя как Своих любимых детей в нашем невообразимом непослушании. И по мере того, как мы раскрываем, что Святой Дух одно целое с Иисусом, и как Он покорил Себя нам в нашем трусливом неверии, мы начинаем видеть, что Святой Дух из наших травмированных, пораженных страхом душ, наших само-праведных, ослепленных и упрямых сердец сделал настоящий Храм, где Дух Святой избирает обитать в безграничной, созидательной радости, и силе, и бесконечных дарах. Действительно, здесь мы видим, что, хотя мы восстали против и убили Сына Отца, мы невольно предложили – из ямы нашего безумства и вероломного отступничества – единственно истинного и верного Сына как наш ответ Отцу. Обнаружение этого Отца, Сына и Святого Духа внутри нас имеет реальное влияние и вес над нашими душами, чтобы освободить нас от нашего самоуничижения и позволить самим себе, определенно страдающим от чувства вины, позорно нарушающим завет, сыновьям и дочерям быть любимыми Самим Отцом, блудные дети, ошеломленные изобилующей добротой сердца нашего Отца и вдохновленные потрясающей любовью и смиренностью нашего брата Иисуса.

Сейчас эпоха откровения и суждения, эпоха, в которой Дух Святой работает, раскрывая Христа в нас и терпеливо открывая нам глаза, чтобы увидеть, что Иисус – через наше отречение от Него – теперь соединен с нами в нашем отчуждении. Его «Я ЕСТЬ» теперь живет в нашем «Я не есть», и нашего Отца больше всего радует раскрывать Своего Сына в нас в радости Святого Духа. Христос в вас, упование славы – это глубочайшая истина о нас, и она должна быть провозглашена как Евангелие каждому человеку. Согласно истине, Христос также является светом в вас, который сияет во тьме, призывающий нас принять сторону Иисуса против того, как мы думаем, видим, чувствуем и проецируем, даже предупреждая нас, что, если мы не сделаем этого, мы обречем себя на страдание жить в огромной иллюзии и ее страхе. Ныне человечество стоит под повелением Иисуса: Пребудьте во Мне и в Моей любви, и вы принесете много плода. Тут же приходит весомое обещание Иисуса: Если вы будете ходить со Мной, Я поведу вас испытать (пережить на личном опыте) Моего Отца со Мной и жизнь во Святом Духе, что совершенно непостижимо для вас на данный момент, жизнь не одиночества и страха, застрявшая в унынии, само-праведности и религии, но жизнь надежды, свободы знать и быть узнанными и наслаждаться в этом. Я встречу вас в вашей иллюзии разделения, во лжи лукавого. Мое присутствие в любви зовет вас пребывать в Моей любви, принять Мое принятие (одобрение) вас такими, какие вы есть, позвольте Моему Отцу стать вашим Отцом, и Я обещаю вам, что Мое собственное «Я ЕСТЬ» будет течь как река воды живой из вашего внутреннего естества в вашу разрушенную жизнь притворства. Прибудьте во Мне, и вы принесете много плода означает: если вы примите Мою сторону против того, как вы смотрите на Моего Отца как на строгого судью, жадно наблюдающего за каждым вашим движением с бесконечного расстояния и с неодобрительным сердцем, и против того, как вы смотрите на себя как на неудачника, как на отступника, который достоин только отвращения, или как всезнающего компетентного человека, которому нельзя сказать и слова, и против вашего вывода, что ваши враги находятся за пределами Меня и Моей любви, Я приведу вас в шалом Триединого Бога изнутри наружу, и земля наполнится познанием Господа, как воды наполняют моря.

Евангелие – это не новость о том, что мы можем принять Иисуса Христа в нашу жизнь. Евангелие – это новость о том, что Иисус Христос принял нас в Свою жизнь. И мы, которых Он принял в Свою жизнь, это не та версия нас в воскресный день, но это версия слепых и упрямых, неверных и боязливых, и запуганных нас. Таким образом, откровение, что Христос в нас, пробуждает почти невероятную надежду, даже когда оно разоблачает и бросает вызов нашему отчужденному способу видеть, нашему способу верования, который, кажется, должен быть для нас самым очевидным в мире. Свет единения противостоит предположениям наших падших умов, предположениям о нашем отделении от Бога, и что Он покинул нас по справедливости, предположение, что мы недостойны Его заботы, и что мы лишились любого права на Его любовь, предположение, что Святого Духа следует опасаться и избегать Его любой ценой, и предположение, что мы должны пересечь неизвестную пропасть, чтобы сделать всё правильно перед Богом, прежде, чем окажемся в безопасности.

Вот где мы познаём природу истинной веры и природу греха – в откровении единства Иисуса с нами. Вера – это не независимое действие, выдуманное из нашей собственной находчивости, которое сдвигает нас в правильные отношения с Богом. Вера – это доверие Иисусу, Который раскрывает Себя в Духе внутри наших собственных сердец и чуждых внутренних миров страха и само-праведности, и притворства. Вера не создает единения со Христом; вера – значит доверять, что единение – это истина, которая ведет к постоянно растущей свободе переживать Самого Иисуса и Его Отца во Святом Духе. Вера – это смотреть глазами Иисуса и учиться соглашаться с Ним в доверии, и тем самым разделять Его мир, надежду и радость. Грех – это противостояние откровению Святого Духа, что Иисус в нас, это отказ смотреть Его глазами и настаивать на том, что Иисус меняет Свои пути и присоединяется к нашим. Грех – это настаивание на том, что Иисус кается и верит в нас, что Он принимает нашу сторону и то, как мы видим, воспринимаем, чувствуем и проецируем, что Он меняет то, как Он смотрит на Себя и на Своего Отца, и на Святого Духа, на нас и на наших врагов, и судя по нам познаёт реальный мир.

Ничто в небе или на земле не может разрушить единство, которое Иисус установил с нами, когда Он стал Агнцем, подчинив Себя нашему желанию убивать и уничтожать. Но мы можем настаивать на навязывании нашей темноты на Иисуса Христа и Его мир. Мы можем сражаться с Ним и не соглашаться с Его просвещающим присутствием и любовью. Он никогда не разорвет с нами связи, не разведется с нами, не покинет нас в нашем безумстве, но мы вольны грешить, насмехаться над Ним, сопротивляться нашей собственной идентификации в единении с Ним, придумывать богов и богинь, великие религии и религиозные пути назад к нашим божествам, даже тогда, когда мы дышим Христологическим воздухом и имеем само наше бытие в Иисусе Христе. Мы свободны продолжать смотреть чужими глазами неверия на Иисуса и испытывать беспорядочный хаос наших собственных теорий, если мы того хотим. Мы свободны продолжать жить в наших собственных мирах, в мирах лживых религий и обмана, само-сформированных и грандиозных иллюзиях значимости и смысла, эгоцентричной гордости и манипуляции, зависти, злости, гнева, страха, бессмысленности и отчаяния. Но мы не можем отделить себя от Божьей любви во Христе Иисусе, или от вечного объятия нас Отцом в нашей нечестивости, или от выбора Духа жить в нас в нашем великом замешательстве. И мы не можем избежать реальности или откровения, что Христос в нас.

Иисус никогда не станет заставлять нас принять Его сторону, но по нашему собственному желанию мы пригласили Его в глубочайшую бездну смятения в наших собственных душах. Отвергнув Его, мы открыли дверь к нашей ране. Распяв Сына-Создателя, мы открыли нашу отчужденность Его присутствию и объятию Отца. Здесь Он говорит как живое Слово Бога, смиренный брат человечества, свет жизни, сияющий в великой тьме. Здесь Дух Святой, Который неразрывно сопровождал Сына в нашу далекую страну убийства и гнева, взывая «Авва, Отче!», свидетельствуя с духом нашим, что мы сыны и дочери Отца, сонаследники с Самим Иисусом, наследники Бога и жизни Троицы. Сын Божий в Своем единении с нами призывает нас в Духе поверить, довериться, плакать в уповании на Его присутствие в нас, отпустить наши предположения и иллюзии, и разделить жизнь с Ним в наслаждении Духа и в сверхъестественной уверенности в непоколебимой любви нашего Отца. Это борьба веры, борьба между верой Самого Иисуса Христа и нашей собственной верой, между откровением, что Иисус в нас и нашим собственным сломленным виденьем, где нашей настройкой по умолчанию является предположение, что мы отделены от Иисуса. Это борьба, которая начинается с нашего отказа от Иисуса и стимулируется взрывающим мозг откровением, что Христос в нас в Духе Святом, и, тем самым, несёт в себе обещание не меньше, чем жизнь и слава Триединого Бога. И эта борьба, в которой мы должны участвовать лично – не чтобы стать едиными с Иисусом – но, чтобы жить в и из Его единства с нами, чтобы участвовать с Ним в демонтаже нашего отчужденного способа видеть, так, что Его сердце, душа и разум, и Его собственные отношения с Отцом, и Его собственное помазание в Святом Духе имеют свободу, чтобы распоряжаться нашими душами, даже когда мы слышим, что Иисус Христос – автор и совершитель веры. Это бесконечно маловероятная, невозможная возможность, что мы, в конечном счете, будем сопротивляться Иисусу, встречающему нас в Своей любви, и Его свидетельству, обращающемуся к нам из глубин наших собственных душ в такой прекрасной и оживляющей надежде. Но даже если мы будем, и выберем жить в иллюзии разделения и его низвергающихся страданий великой тьмы, мы никогда не сможем перестать быть. Поскольку это невозможно, чтобы Отец, Сын и Святой Дух когда-нибудь отказались от единения, о котором они мечтали в вечности, которое теперь стало для нас реальностью в покорности Иисуса нам в нашем отчуждении. И это невозможно, чтобы Иисус когда-нибудь перестал любить нас в нашей тьме, или чтобы Дух Святой отказался от того, чтоб открывать нам глаза на истину, или чтобы Отец покинул нас, отказавшись от Своей любви и отозвав Свое страстное сопротивление нашему неверию и его аду.

Д-р Ч. Бакстер Крюгер – теолог, писатель, дизайнер рыболовных приманок и директор служения Perichoresis Ministries. Бакстер получил докторскую степень в колледже Кингс в университете Абердин в Шотландии под руководством профессора Джеймса Б. Торранса. Он является автором 8 книг (от переводчиков: туда также входит книга “Хижина: Переосмотрено” [The Shack: Revisited]. Больше информации на сайте: www.perichoresis.org

Оригинальный источник по ссылке.

Перевод: Сания Картабаева

Оформление и редакция: Ильмар Мельдре

Благословить Божью Миссию Переводов и Редакций:

 

Благословить переводчика деньгой через Paypal.

 

 

Джон Краудер – “Деньги. Секс. Пиво. Бог.” Введение

Жизнь – Праздник

В начале, только Бог открыл Свои уста, как явились галактики, морские коньки, ананасы, пляжи, маленькие девочки, корица и законы физики. Он был просто в восторге от всего этого преизбыточного изобилия и взял денёк за Свой счёт – восхищаться искусностью Своего мастерства. Отец, Сын и Дух организовали эту грандиозного размаха вечеринку с молниями, живыми барракудами и сливовым первоцветом, изобилующую музыкой Вивальди, Шопена и гитарными риффами Led Zeppelin. Вечный восторг Творца отразился эхом в дизайне Его творения – в несчетных миллиардах уникальных человеческих отпечатков и бесконечности неодинаковых снежинок – где каждая – яркий шедевр Пикассо, парит, сокрытая от глаз людских в ревущих вершинах Гималаев.

Он сказал, что всё это – хорошо. От Него пришло вино – чтобы его пить, деньги – чтобы их тратить и бесшабашные гениталии – порезвиться, да и чтобы было кому заниматься всем этим делом созидания. Все это было огромной, щедрой жемчужиной Его инженерии, отражающей Его вечную радость.

Бог – за удовольствие! Человечество создано, чтобы пребывать в блаженстве Божьего присутствия в Эдеме. Эдем буквально означает “удовольствие” или “сладострастная жизнь”. Человечество не создавалось для депрессии, тяжелого труда и проклятия падшего мира. Глубоко внутри, человечество стремится к полному удовлетворению, для которого мы и были созданы – пить из этих рек удовольствия, вечно текущих от Него (Пс. 35:9, Быт. 2:10)

Существует что-то врожденное внутри нас, что резонирует с истиной: мы созданы для удовольствия. Религиозники ошибочно приписывают стремление к удовольствиям греховной природе. Тем не менее именно греховная природа приводит к заблуждению павшего в Адаме человечества – к попыткам найти окончательное удовлетворение вне Бога.

Христиане зачастую смотрят на языческий мир, гоняющийся за удовольствиями, и приходят к выводу, что стремление к счастью по своей сути является неправильным. Более того, зачастую утверждается, что верующий должен постараться распять в себе всякий аппетит и желание к удовольствию. Но ведь и у язычников есть носы на лицах! Означает ли это, что мы должны поотрезать себе носы, раз они есть у язычников? Нет! В сердце каждого человека есть пустота размером с Бога, которая не может быть наполнена меньшей, чем Он, любовью. Церковь, видя эпикурейскую погоню каждого за чувственным наполнением, атаковала само желание счастья. Любое количество законов и попыток подавить Богом данные нам сильные желания вызывают лишь извращение этих аппетитов и производят увеличение греха (Рим. 5:20)

“Будьте уверены, что человеческие чувства никогда не смогут быть полностью подавлены. Если им запрещается течь в нормальном русле, как река они будут прокладывать другой выход из жизни и прорвутся с бедствиями, разорением и уничтожением», пишет А.В. Тозер.

Люди по неведению увлечены материализмом, токсикоманией и половым беспорядком в обманчивой погоне за утраченным чувством удовлетворения, которое может дать только Божье присутствие – тем чувством, которое каждый человек помнит с Эдема. Грех предлагает любое количество моментальных потворств, за которыми следуют разрушение здоровья и дома, а финал – неполные семьи, бедность, самоубийства и разрушение будущих поколений. В этом мире бесчисленное множество рекламных щитов пестрят обещаниями удовлетворения, но если ты собираешься быть подлинным гедонистом – истинным искателем наслаждений – ты неизбежно должен принять Иисуса. Он является первоисточником всего наслаждения. “Христос явился как Первосвященник блаженства…” (Евр. 9:11, Moffatt)

Конечно же все наши источники – в Нём. Лишь Христос может удовлетворить вечную жажду человечества. Но путаница от открытия ящика Пандоры опустошает наши жизни вопросом: означает ли наше единство со Христом полное отключение от радости окружающего нас мира? Мы признали, что Он трансцендентен к творению. Но упустили действительность того, что Он – имманентен и ощутим с помощью и через Его творение! Так часто (из-за страха злоупотреблений или идолопоклонства) церковь поощряла нас радикально отречься от мирских щедрот этой планеты.

Справедливо предостерегая нас отвергнуть (на самом деле возненавидеть) порочную, падшую мирскую систему, унаследованную в грехопадении Адама, Иисус никогда не увещевал нас презрительно отказаться от самого этого мира … того самого мира в котором мы находимся, но не от него, и того самого мира, который Триединый Бог так категорично возлюбил, что решил искупить (Иоанна 3:16).

 

Религия ненавидит материальное

Человечность Иисуса является лакмусовой бумажкой ортодоксальности. Она показывает нам, что Бог считает этот материальный мир настолько ценным, что он достоин того, чтобы Бог навсегда соединил Себя с ним в телесном воплощении. Религия же всегда занимается нападками на естественный, физический мир: замучай себя голодом, постясь, потому что Бог ненавидит еду. Не пей алкоголь. Оставайся один. Возьми обет бедности. “Нет!” барабанам в группе прославления. Не вздумай ничем наслаждаться.

Религия не хочет, чтобы ты когда-нибудь понял, что творение – “хорошо” и жил, наслаждаясь в Божьем присутствии. Роберт Капон пишет: “Честно говоря, хотя Бог продолжает оставаться самым величайшим благом, мир по-прежнему хорош сам по себе. Действительно, так как Он не нуждается в нём, вся причина его бытия должна лежать в его собственной ценности. Бог не имеет никакой пользы от мира, кроме наслаждения им. … Мир – не одноразовая лестница в небо. Земля не очень удобна, но она хороша; мир, по Божьему замыслу – наша законная любовь».

Признавая, что Христос является нашим основным наслаждением (в принципе), до сих пор мы невольно отделяли Его от окружающего нас мира. Ведь Он же должен быть на расстоянии. И наш разделяющий всё по полочкам разум попытался отделить Бога от нашего естественного, земного существования. Таким образом, огромная трещина пролегла между нашей духовностью и повседневной жизнью. Говоря, что “Бог хороший”, мы стали лелеять давнишнее подозрение, что на самом-то деле Бог не такой уж и хороший. Возможно, Он хорош только неким жутким нечеловеческим образом, как и все божественные сущности? И нас томит это чувство «непохожести» Бога на нас, что Он не хорош в нашем собственном земном определении этого слова (возможно, «полезен для нас», как лекарство от кашля, но никак не в экстатических ощущениях от карамелек или захватывающих аттракционов). Хотя, теоретически, мы и признаём необходимость в Нём, в нас всё еще присутствует искаженное понимание, что Бог по Своей природе – против нашей человечности. В нашем богословском шкафу спрятана идея, что Бог является одновременно и запредельно далеким и запредельно строгим противником нашего счастья.

Эта непохожесть Бога подкрепляется бесчисленными религиозными страхами – что Он является СуперЭго, которое невозможно удовлетворить. Требует воздаяния и надменно отстраняется подальше в недовольстве от наших делишек и недостаточных ежедневных усилий. Мы проецируем собственные страхи, осуждение и отвращение к себе на Его образ, по сути выдумывая карикатурную сущность “Корпорации Б.О.Г.” – далёкого призрака божественности, не имеющего никакого отношения к радостям нашей реальной жизни. Не вздумайте меня в это втягивать!

Отстранённый Бог

Наше падшее мышление ухитрилось разделить Бога с нами. Мы не можем понять Бога, Который радикально более похож на нас во всех отношениях, чем не похож. Бога, который является человеком. Бога, образ и подобие Которого является основой самого нашего естества – и при игре в хоккей, и при поедании мороженого с просмотром фильма Клинта Иствуда. Мы изобрели эфемерное, никоим образом не имеющее к нам отношения божество, которое не способно сопереживать нашим земным потребностям и желаниям, потому что оно, по существу, является неестественным – невещественным, бестелесным привидением, восседающим на стерильном белом облаке, равнодушным к тривиальным заботам нашей жизни. Отвернувшись от Бога, мы ошибочно решили, что Он отвернулся от нас.

Мы оказались крайне смущены Тем, Кто Он. Неудивительно и наше желание держаться от Него подальше. В Адаме мы убежали и спрятались в кусты, ожидая, что Мистер Счастье уничтожит нас. На протяжении нескольких тысячелетий падшее мышление детей Адама постепенно разработало систематическое богословие (теорию Бога), говорящее: Бог – там, а я – здесь. Основополагающей доктриной грехопадения Адама является отделение от Бога. Эта идея была глубоко проработана и расцвела в ранней греческой философии, влиявшей на западное христианство на протяжении почти 2000 лет и пропитавшей его.

Но Евангелие – не о разделении. Евангелие – о единении.

Воплощение Христа производит монументальный сдвиг нашего восприятия реальности. Бог – с нами. Небо и земля примирились в Воплощении. Бог и человек обрели близость в теле и крови личности Христа. Небо и земля были навсегда соединены в личности Христа. Это единство каким-то образом всегда существовало (даже когда мы были грешниками), так как оно беспредельно и находится вне ограничений времени и пространства. Задолго до того, как младенец Иисус родился в хлеву Вифлеема, Его смерть мистически предваряла основание мира! (Откр 13: 8, 1 Пет.1:20) Ты всегда был в Нём, даже прежде падения в Адаме.

В действительности, разделения между Небом и землей никогда не было – кроме неприязни в наших собственных умах, вызванных грехом (Кол 1: 21-22). Мы были одержимы этим разделением, которого не существует с Его точки зрения. Он покончил с разделением раз и навсегда – еще прежде, чем оно произошло. Да, этот разрыв отношений казался очень “реальным” с нашей точки зрения. Исаия 59 говорит, что грехи наши “отделяют нас” от Бога. Они ослепили нас к реальности Его любви и близости. И, по мере продолжения главы, “подобно слепым, осязаем мы стены, и ищем мы путь, как лишенные глаз” (Ис. 59:10) Грех ослепил нас к Его славе, но в действительности грех никогда не “отделял” Бога от нас. Исаия говорит, что Его слава полностью заполняет небо и землю (Ис. 6:3) На самом деле грех заставил нас отстраниться, спасаясь от близости, глубоких взаимоотношений и уязвимости. Но нет горы, под которой мы могли бы спрятаться или куста, который не пылал бы Его присутствием. Давид зажигает: “Даже если я лягу спать в аду – и там Ты, там Ты!” (Пс. 139:8) Грех вызвал совершенно разную реакцию у Бога и человека. Грех заставил нас бежать от Него. И грех заставил Его бежать к нам. И это движение Бога к человеку было осуществлено ​​в воплощении, жизни, смерти и воскресении Иисуса (в том, что Он предопределил с незапамятных времен, еще прежде нашего падения).

Новый Завет не говорит, что Иисус умер, чтобы “примирить Бога с нами”, как если бы Бог в отвращении отказался от нас из-за наших падений. Нет, Писание четко говорит, что Христос умер, чтобы “примирить нас с Богом” (2 Кор. 5: 18-19, Кол.1:20, Рим. 5:10, Еф. 2:16). Евангелие занято возвращением в Любовь – пробуждением к реальности, что мы никогда не были оставлены. Голгофский Крест – не для Бога, Он не расплачивался Крестом за возможность Отца любить нас. Крест исправил наше повреждённое состояние! Это мы нуждались в восстановлении. Крест уничтожил нашу ветхую, падшую бредовую природу (природу, которая никогда не была подлинно тобой). Бог всегда был и всегда будет за нас, даже когда мы впали в идиотическое избегание с попыткой существовать без Него, Самого Мистера Существование. Он всегда безоговорочно любит нас.

В тот день вы осознаете, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас (Ин. 14:20).

Не было момента, когда бы Иисус не был в Отце. Не было момента, когда бы мы не были «в Нем». Проблема была в нехватке осознания – отсутствии веры.

Гностический дуализм

Плохое богословие становится причиной плохого мировоззрения. И такое мировоззрение вызывало всевозможные разрушения на протяжении веков. Воплощение Христа бросает вызов греческому дуализму, повлиявшему на наши представления о теологии, науке, политике и всей жизни. Дуализм – термин, который вы точно захотите запомнить.

Дуализм утверждает, что между «естественным миром» и «духовным миром» существует разделение. Видимое и невидимое. Разум против материи. Духовная субстанция против материального вместилища … и на самом видном месте – идея, что Бог отделен от человека. Эта ложь с самого начала заразила мышление ранней Церкви.

Согласно дуализму источником наших проблем является отдалённость Бога от нас. А расцвет дуализма всегда приводит к гностицизму. Гностицизм – древняя ересь, которую я намерен избивать на ринге из четырех глав этой книги. Каждая из насаждённых апостолом Павлом церквей впала в одно из двух заблуждений: либо в легализм, либо в гностицизм. И если какой-то идее 2000 лет, это еще не означает, что церковь избавилась от неё за это время. Гностицизм начинается с этой крайне дуалистической идеи о том, что материальный мир оторван от духовного. Но заходит гностицизм гораздо дальше.

Концепция гностицизма в том, что материальный мир сам является злом.

А ведь это – сердцевина религии: процесс убивания в себе естественного, чтобы стать духовным. Первые гностики не могли поверить, что Иисус пришел во плоти, потому что Его природное тело было бы злом. Они говорили, что Он был просто «духовным существом». Ни в коем случае Бог не мог облечься в нашу материальную, вонючую, запачканную кожу! Поэтому апостол Иоанн предупреждает нас, что всякий, не исповедующий Христа, пришедшего во плоти – от антихриста. Дух антихриста через гностицизм стал хлебом с маслом для религии.

Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире. (1Иоан.4:2,3)

Ибо многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой [человек] есть обольститель и антихрист. (2Иоан.1:7)

Иисус ел, пил, потел, пукал и смеялся со Своими друзьями. Он Сам изготавливал столы и пил вино. Он полностью включил человеческую жизнь в Божественность. Святой Григорий Богослов сказал: “Невключённое – неискупленное.” Иисус пришёл и полностью включил в Себя всё человечество, чтобы полностью искупить от тьмы всё наше человеческое существование, объединяя наше материальное существование с Богом. Он испытал полный спектр наших человеческих эмоций, мыслей, чувств и телесной жизни. Но гностицизм настаивает на том, что мы должны отвергнуть всё естественное и земное. Мы должны истязать наши тела для достижения духовной пользы. Вот почему религия так любит такие практики, как пост и аскетизм (крайнее самоотречение). Все, что доставляет физическое удовольствие, считается неправильным.

Это принижение естественного мира проявляется тысячей религиозных способов. Деньги, вино и музыка считаются злом. Процесс зачатия с женой – только не вздумай наслаждаться, ведь физическое удовольствие – зло! Во многих церквях тебе даже не разрешается носить удобную одежду – ведь ты не можешь быть духовным и комфортно себя чувствовать одновременно.

На последующих страницах, я заложу основы понимания, как гностический дуализм в течение многих столетий основательно исказил Западную мысль и богословие. С одной стороны у тебя есть дух / откровение / мысль / невидимый мир. С другой стороны, у тебя естественный / физический / материальный мир.

Строго говоря, по определению, изначально гностицизм являлся культом с рядом специфических странных убеждений. Но со временем богословы стали использовать термин “гностицизм” более свободно, определяя таким образом любую систему убеждений, рассматривающую материальный мир как зло. Эта основополагающая философия против-физического-мира породила бесчисленное количество ересей за всю церковную историю. Рассматривая в этой книге нюансы различных убеждений, я для удобства буду использовать более свободное, широкое определение гностицизма.

Христос во плоти

Одним характерным, “противотелесным” вариантом гностической идеологии со своими нюансами является ересь докетизма.

Докетизм прямо заявляет, что Христос не приходил в физической плоти, что Он был просто духовным существом – призраком или кажущейся субстанцией. По мнению гностических докетистов, Иисус не мог иметь осязаемую материальную плоть, потому что настоящие мышцы и кости развращены.

Гностицизм – это одновременно и дух анти-помазания, и дух анти-помазанника, антихриста. Он отвергает само соединение Бога и человека через воплощение Христа. Он сразу же возлагает спасение с Христа на человека, заставляя нас избегать своих собственных тел, чтобы стать бесплотным духом.

Апостол Иоанн идёт дальше, не только говоря, что Иисус стал человеком. Он уточняет, что Иисус на самом деле стал плотью (греч: саркс). Он сидел у костра и смеялся с ребятами. Его тело имело запах. Он плакал, Он радовался, Он возмущался. Он переживал всю гамму эмоций. Если бы Он нечаянно резал Себе палец в столярной Иосифа, из пальца также шла кровь Агнца, оставляя при этом пятно на столе.

Для гностиков духовный рост сосредоточен на избавлении от “низшей природы” или физического вместилища – нашего материального тела. Цель гностика – убежать от нашей собственной человечности. Для гностиков тело само по себе является злом. Опять же, именно поэтому религиозники считают все удовольствия материального мира нечестивыми.

Именно наш анти-материальный взгляд на Бога заставил нас воспринимать Его как безжалостного надсмотрщика – раздражительного школьного завуча, который не хочет, чтобы мы наслаждались жизнью. Но это религиозное отрицание благости и удовольствия естественной жизни является анти-евангельским маскарадом ложной “святости”. В Библии ни разу не говорится, что антихрист – конкретный человек, которого нам однажды потребуется опасаться, как в фэнтези про конец света от Тима Лахей. Религия – это дух антихриста. Но мы не считаем, что религия – это плохо. “Это же не убийство, порнография или изнасилование … Это просто религия! Её показывают в церкви каждое воскресенье”. Мы думаем о религии, как о практикующей белую магию ведьме… она ж не так порочна, как открытая похоть. Но религия действует против Воплощения, стремясь навязать разделение между Богом и человечеством, с необходимостью взбираться на бесконечно высокую гору лишнего труда для преодоления этого несуществующего разделения, которое якобы не может быть преодолено Богом. Религия подменяет завершенную работу Христа, подсовывая необходимость спасаться самостоятельно путём умерщвления себя и своих естественных желаний, соскальзывая по невидимой духовной лестнице. В действительности же, эти данные Богом желания не плохи. Они просто нуждаются в правильном, библейском руководстве.

Минутку … ты сказал – библейском? Эти гностические очки заставили нас даже саму Библию воспринимать как анти-удовольствие. Будем честны – большая часть мира не прыгает от радости от того, что пришло время читать Библию. И всё это лишь потому, что нам внушили смотреть на Писание через очки дуализма, которые противопоставляют нашу духовность – счастливой жизни.

Взгляд через Воплощение

Если уж каждая из церквей Павла уступила легализму или гностицизму, будьте уверены, что и сегодня они всё еще являются двумя наибольшими проблемами. Дуалистическое мировоззрение причиняет неописуемый вред всему, окружающему нас на этой планете. Девяносто девять процентов людей (причём, даже атеисты), согласились бы, что “Более духовно ходить в церковь, чем играть в футбол.” Ты – храм, и когда ты играешь в футбол – ты храм, играющий в мяч. Мир – это святилище, пылающее славой Божьей. Деятельность церкви не просто в проповедовании, евангелизации и распевании гимнов. Деятельность церкви в фермерстве, обжарке кофе, производстве, парусном спорте, выпечке и приготовлении односолодового виски.

Давайте смотреть правде в глаза: есть некоторые области нашей жизни, которые церковь весьма неохотно погружает во Христа. В следующих разделах мы устроим холивар на темы, которые ваш пастор ни за что не хочет обсуждать, а вы – хотите: деньги, секс и пиво.

В конце концов, именно поэтому вы и купили эту книгу.

Так что нам действительно нужно фундаментально разобраться с тем, как мы думаем (покайся! Греческое слово метанойя означает изменить свое мышление) о связи между нашей духовной и естественной жизнью. Пьянка, наличность и совокупление, как правило, вступают в противоречие с духовностью в сознании большинства прихожан. Бога не меньше в спальне или в баре, чем у алтаря. Прощание с этой шизофренией открывает нам прекрасное место цельности и гармонии … успокаивающей неразделенные бури как пагубных привычек, так и неуместного самоотречения. Понимание нашего единения с Богом – не только для раздумий. Тебе нужно жить этим. Хотя заключительный раздел книги – “Бог” – предлагает радикальный и столь необходимый пересмотр богословия, на большинстве страниц этой книги мы постараемся распить по бокалу каберне и поговорить о реальной жизни.

Я начал этот раздел, говоря, что Бог – за удовольствие. Его присутствие – суть чистый экстаз и то, чего мы жаждем на самом глубоком уровне. И это никоим образом и никогда не исключает того железобетонного факта, что Бог дает нам и естественные удовольствия! Он и не предполагал, чтобы единственным вариантом когда-либо позволенного тебе удовольствия были мурашки и падения на сногсшибательном собрании Святого Духа. Бог создал и сиськи, и золото, и индийский светлый эль. Он создал тропические пляжи, эспрессо, феромоны, жирную пищу и углеводы.

Истина – не в искоренении аппетита и желаний, но в направлении их к своей библейской реализации. Мы должны почитать себя мертвыми для греха (Кол 3: 5), и понимать, что наши истинные стремления удовлетворяются лишь в Боге. Следовательно, мы можем ценить эти жизненные блага, которыми Он облагодетельствовал нас в полноценном балансе. Прославляя Бога через наше наслаждение, без отвержения даров Даятеля.

Библия как руководство по наслаждению

Каким-то образом священные тексты Писания были настолько жестоко извращены нашим дуалистическим умом, что мы перестали видеть их цель. Библия – это не произвольный свод правил для затыкания наших радостей. На самом деле, всё Писание направлено на усиление нашего удовольствия. Суть Писания никогда не заключалась в том, чтобы бессистемными правилами позапрещать всё приятное. В действительности, всё как раз наоборот.

Во-первых, Новый Завет безусловно привлекает нас к истинной любви. Да, в нём содержаться руководящие принципы и призывы против участия в грехе – потому что грех не дает максимальной радости и удовлетворения. Если ты правильно принимаешь любовь, то не станешь использовать материальный мир во вред. Ты не захочешь впасть в идолопоклонство. И не станешь скупердяем, но будешь даятелем. Сексуальная распущенность не станет для тебя кумиром, но ты будешь любить и уважать свою супругу (или свою будущую супругу, если ты одинок). Ты свободно можешь есть, но при этом делишься своей пищей с голодным – вот в чем вся суть поста, о котором говорит Исаия. Ты выпьешь большую пинту пенного пива, но возьмёшь пиво и для ближнего, не становясь при этом распущенной свиньёй в ущерб себе, друзьям и обществу.

В конечном счете, лишь любовь удовлетворит тебя. Кроме того, когда Христу – Самому Мистеру Любовь – предоставляется Его место, все писания становятся ясны. Без Него, в писаниях ты смотришь на невозможное, на противоречивый список по стрижке волос и генитальным увечиям. Писание является средством благодати, с помощью которого мы видим Его. Тем не менее, при неправильном обращении писание само становится объектом идолопоклонства, библио-поклонства, ослепляющего нас по отношению к Личности Автора. Другими словами, когда я читаю книгу Левит, я не должен видеть большой законнический перст, указующий на меня в осуждении за мои провалы в попытках выполнить закон. Вместо этого, я должен видеть, что каждое место писания указывает на Иисуса Христа и Его завершенную работу на кресте. Он является конечным Словом Божьим и очками, через которые я читаю любой другой текст. С этой точки зрения, даже чтение книги Левит теперь поднимает мне настроение!

Говоря, что писание говорит “только об Иисусе”, я не имею в виду, что нравственные ценности теперь не применимы в моей жизни. Но моральные правила теперь не являются “шагами” к святости. Наша святость и идентификация обнаруживаются лишь в Иисусе. Только ухватившись за свою идентичность Нового творения в Нём мы увидим, что нравственные увещевания писания являются полезными направляющими жизни согласно тому, кем мы уже являемся в Нём.

Благословить Божью Миссию Переводов и Редакций:

 

Интервью с Джоном Краудером на Bella Eden (Часть 2 – Деньги).

Кристелин: «Вау, хорошо! Деньги. Пиво. Секс. Бог». Могли бы мы поговорить о деньгах, о теме про деньги? Мы поговорили о сексе. Просто говорим это на подкасте «секс!». «Баунчика баунчика тяндааан…» (напевает)

Джон (смеётся): «Да это всегда весело!»

Кристелин: «Давай поговорим о деньгах. Могли бы мы поговорить по-глубже о деньгах?»

Джон: «Конечно. Без сомнений. О чем мы поговорим насчет денег? Это такая широкая тема! Это так смешно, что в Церкви люди даже не любят употреблять слово деньги, они говорят про это всю неделю, но только не говори об этом в церкви по воскресеньям! Я думаю это корнем уходит по крайней мере в моем поколении, я был продуктом 90х, и помню скандалы теле-евангелизма, ты знаешь, тебе нельзя было упоминать проповедника и деньги в одном и том же предложении. И это было что-то типа табу. Поэтому люди начинают придумывать к деньгам другие слова. Что мы говорим в церкви? «Финансы», «ресурсы», «обеспечение», «семя», но мы не хотим это назвать просто деньгами, и это такая безумная вещь.И это действительно некое табу. И я заметил, что в Церкви есть одна тенденция, кого мы все вместе соглашаемся ненавидеть? Конечно же хапающего деньги теле-евангелиста! Кто-то хочет сказать: «Крефло Доллар хочет самолёт на 60 миллионов долларов! Это то, что я слышал несколько недель тому назад… » (сварливым голосом). Это что-то типа, «да брось приятель! Дай парню 100 миллиардовую субмарину, мне какое дело? Почему у нас есть такие склонности…? Я не говорю сейчас конкретно про потребности в том, чтобы иметь самолёт, у меня нет понятия, что за этим, но это так смешно, как мы сравниваем и критикуем. Потому что это легко найти себе цель и сделать козла отпущения из людей, с которыми мы можем соглашаться в чем-то или не соглашаться. Но в реальности мы применяем эти субъективные мерила по линейке в своей собственной жизни. Это что-то вроде: «Сколько много это в действительно много?» Мы думаем в рамках: «Это слишком много для Бога, чтобы я мог заполучить это». Например, я могу иметь квартиру с двумя спальнями, но это было бы слишком много для меня, чтобы иметь квартиру с тремя спальными комнатами. Я имею ввиду, если подумать об этом таким образом, к примеру, подумайте, что вы находитесь в Конго, и если у вас есть кондиционер в Конго, то вы находитесь в числе 1% у кого вообще это есть, от отсутствия кондиционера к тому, чтобы иметь кондиционер, разница значительна, что ты чуть ли ни король! Но мы не думаем таким образом. Вы ребята из Техаса, вы не думаете о том, кто иметь кондиционер это что-то, что «слишком много» для вас. Вы видите это как: «Конечно же Бог хочет, чтобы тебе было прохладно, хорошо. Всё в порядке! Можно немного и насладиться жизнью.» Это не будет стоить слишком дорого. Это просто смешно откуда мы берем эти малые субъективные понятия в нашем разуме, когда в реальности я думаю, почему бы Богу не взорвать лимиты, чтобы не раскрыть это настежь.. Что если у нас будет виденье от Бога на миллионы, создавать экономику в нациях 3-го мира? Я имею ввиду, что если бы у нас было виденье насчет миллиардов? Буквально создавать экономику в этих странах 3-го мира? Я думаю, что проблема в том, что мы перепутали деньги, которые является даром, с идолопоклонством, что по своей сути это воспринимать дар как самоцель. И поэтому, я думаю, когда мы освободимся от некоторых этих дуализмов в голове. Опять же, дуализмы это идеи в наших умах о разделении между духовным и материальным, что есть естественное. Я думаю, что мы можем наслаждаться жизнью и иметь вещи в жизни, и это не что-то недуховное. Это так смешно, что мы думаем, что если ты не в служении или если ты не лидер прославления или миссионер, тогда ты на самом деле не исполняешь Божье предназначение. Некоторые люди действительно думают, что это самые высшие вещи, которые ты можешь сделать в этой жизни… Но что насчет пекарей, фермеров, что насчет производителей? Эти люди что ли не участвуют в Царстве Бога только потому что они работают на светских работах? Что я сейчас говорю, что эти линии мышления уходят намного глубже… они очень сильно укоренились. И у нас есть эти невидимые линии между «мирским» (или «светским») и «сокровенным» («духовным»). Ты видишь, что есть люди, которые не могут просто смотреть Youtube, им нужно обязательно смотреть Godtube, они не могут слушать музыкальную группу Coldplay, им нужно в их группе прославления имитировать Coldplay. Ради Бога, слушай лучше Coldplay, намного больше славы на Coldplay (если ты конечно не устал от этой группы)! Я думаю дело в том, что эти разделения и дуализмы, что мы ставим на себя эти ограничения, которые не являются благочестивыми. И ты видишь много людей, которые чувствуют себя самоправдеными… «я не как тот теле-евангелист, который разводит тему с деньгами…!» «Вы вон посмотрите на ту мега-церковь вон там, если бы они продали своё здание, то они смогли бы накормить голодных…» – Что и насколько, всего лишь на день? Это так странно, как мы впадаем в эти образы мышления, не подозревая, что на самом деле в глубине это критицизм. И я слышал прекрасную цитату от парня еще годы тому назад: «Критицизм это вещь №1, которая держит нас в бедности». Я не говорю, что все являются мудрыми распредителями своих финансов или их нельзя применить как-то получше, что не существует людей, которые на самом деле жадные и являются сребролюбивыми, гоняясь за деньгами.. Конечно, это присутствует. Но думаю, что для нас лично не идти вниз к критицизму, потому что иначе на самом деле мы оканчиваем тем, что ограничиваем самих себя. И мы ставим колпачки и параметры в понимании, насколько успешными Бог хочет нас видеть. Нам нужно подумать, сколько детям из Африки ты поможешь взяв свой обет бедности? Ты можешь сидеть и критиковать других людей, но что если бы вместо того, чтобы мы просто посчитали несколько (пяточков) монет, которые у нас есть и попробовали быть лучшими управителями, ты знаешь, это еще один термин, который часто используется… Вместо того, чтобы управлять немного тем, что у нас есть и вместо того, чтобы вырезать рекламные купоны весь день… что если мы будем вдохновлены виденьем и Бог даст нам загрузки, предпринимательские идеи, создавая новое благосостояние и думая вне ограничений (в англ. Букв. «вне коробки»), новые деньги, новые решения в интернете, в сфере инфотехнологии, я имею ввиду так много авторского гонорара и стратегии инвестиции, так много Господь хочет вылить нам, но я думаю мы ограничиваем Его так сильно и ограничиваем то, что мы можем сделать, когда мы поносим деньги как какое-то «зло». Когда на самом деле, это вопрос состояния сердца. Это то, к чему Господь хочет прикоснуться.”

Кристелин: «Да-аа-а-а. Слыша это всё, понимаешь, что это сложно, потому что я думаю, ты знаешь, есть это изнуренная (или пересыщенная) вещь, например, если я переживаю что-то в церкви, или духовную власть или что бы то ни было в негативном свете, тогда я автоматически применяю это к каждому сценарию, «о это нехорошо!» или «вот это, не!» И это сложно не делать так, потому что как человеку, это трудно не воспринимать так. Потому что мы говорим о критики, и если мы например говорим о том, что мое намерение не является дурным, но моё желание… скажем я пережила что-то негативное с институционной церковью или с чем-то связанным, с деньгами например, и в особенности если у меня плохой привкус остался в моем рту (в общем на русском: оставили плохое оттенок, плохое впечатление), я не хочу другим людям пережить это тоже самое, и что я могла бы сделать так это абсолютно перекрыть это для всех под самый корень.

Джон: «Да! Именно так! Ты знаешь, неустойчивый предмет вращается в другую сторону, и ты смотришь, «у Бенни Хинна везде большие особняки, и поэтому мы пойдем обратным путём и наши пастора будут спать на полу», и ты не можешь есть настоящие хлопья на завтрак, только генетически модифицированные утренние хлопья! (смеётся) Это просто cтранно, как мы склоняемся вести себя так, и мы теряем очень много здравого смысла в процессе, я имею ввиду, что ты не можешь много служить людям без финансов, и если ты хочешь сделать много добрых дел, то без достаточного на то количества денег тебе не обойтись. Так что в конце концов это вопрос состояния сердца. Часто мы очень быстры на то, чтобы критиковать мотивы других людей, и мы можем быть правы или неправы в нашей критике. Я не говорю, что мы всегда обязательно неправы или что я за такую роль теле-евангелиста. Но дело в том, что мы живем в обществе, где у нас социальная досягаемость, разве не так? Мы заходим онлайн и мы ноем по поводу каждого момента. Но в реальности, приносим ли мы что-то позитивное, положительное на стол, или мы просто пытаемся деконструировать все с чем мы не согласны. И поэтому я думаю, что когда у нас позитивный фокус, то во первых, ты больше не депрессивный, потому что у тебя нет этого корабельного груза на твоих плечах и ты можешь просто расслабиться и снова понюхать кофе, заметить цветы и немного насладиться жизнью, потому что у нас нет этого маленького дождевого облака мрака над нашими головами постоянно, чтобы быть критикующими людьми. Вероятно это не только вопрос денег, это вообще более глобальная тема, которая затрагивает общество. Но ты права, очень часто это выпадает из одной крайности в другую, потому что мы были ранены.»

Кристелин: «Именно так! Потому что это тяжело видеть, как часто случается, как люди с хорошими намерениями, включая меня, потому что я пережила что-то негативное, то не хочу, чтобы и другие пережили это, поэтому я изменю мое поведение и буду стараться, чтобы это ни коим образом не было похоже на то, как люди отнеслись ко мне. И ты знаешь, я заканчиваю тем, что почти абсолютно связана тем, что они сделали мне тогда, потому что теперь я почти контролируема тем, что не хочу делать это… таким образом мышления.»

Благословить Божью Миссию Переводов и Редакций:

Благословить переводчика деньгой через Paypal.

Преткновение об cкандал благодати – отрывок от Роберта Капона.

Преподносим читателю отрывок переведенный из книги преподобного Роберта Капона “Тайна Христа и почему мы не понимаем её”.

Сразу после своей Рождественской проповеди о скандале Божьей Благодати, Роберт Капон сталкивается с оппозицией одного из посетителей служения. У нас нет возможности, чтобы повествовать весь рассказ, включая все содержание проповеди, которая основывалась на Еф. 1 главе и Рим.8:1, где звучало довольно скандальные заявления Евангелия о включении всех в воплощении Тайны Христа, о том, что Бог во Христе оправдывает и принимает всех, чтобы мы были избраны к Его жизни еще до сотворения мира. В своем конспекте Роберт Капон выделяет места из Писания, ключевые мысли, приводит жизненные примеры на эту тему, чтобы донести саму суть и суммирует это все в одно. И вот некий несогласный Дан подходит к нему и начинает разговор со своего протеста…. завязывается диалог.

Итак, мы погружаемся в рассказ:

Картинки по запросу The Mystery of Christ and why we don't get it

“Дан подошел ко мне и обратился напрямую. “Ты сделал это снова”, сказал он. “Поиграл на арфе бесплатной благодати, при этом заставляя Божий суд звучать как будто это какой-то пикник. Почему ты все время заканчиваешь подразумевающим, что быть хорошим или плохим это незначительный вопрос? ”

Я протянул свою руку, чтобы сделать рукопожатие. “Я не думаю, что это совсем то, что я сказал, но доброе утро тебе Дан, так или иначе. Я предполагаю, что самый быстрый ответ, который можно дать на твой вопрос о том, что я проповедую то, что проповедую потому что считаю, что Евангелие и весь остальной Новый Завет на самом деле говорят то, что я говорю – а именно, что единственная вещь, которая спасает нас это прощение посредством Божьей Благодати. Наши дела просто не имеют значения в конечном балансе: наши хорошие дела не могут дать нам ключ, чтобы попасть на небо, и наши плохие дела не могут запереть перед нами дверь и не впустить нас.”

Дан: “Что же, я сомневаюсь в этом. Я верю в благодать и прощение настолько же как и все; но ты берешь и уводишь их за пределы… Как насчет строчки упомянутой в Символе Веры, которая говорит: “Он снова придет, вернется в славе, чтобы судить живых и мёртвых?” Недавно я рассматривал средневековые рисунки на тему Последнего Суда – и также для фона погружался в труды Данте Алигьери. Они показывают множество связей между тем, что мы делаем и нашим конечным состоянием: те, кто хорошие идут на небо, те кто плохие, идут в ад. По твоим словам, это все неправильно, но согласно с этим, являются ли дела кого бы то ни было хорошими или плохими, это играет большую роль.

Роберт: “Средневековые рисунки это не Новый Завет, Дан. Также как и Данте. Все, что я знаю – и Евангелия и Послания делают это довольно четким, что дела “не считаются”. Посмотри на притчу Иисуса о “Блудном Сыне”: мальчик прощен, до того как он исповедуется своему отцу – в то время, как он сидит тихонько, все, что отец по факту знает так это то, что сын достоин порицания. И посмотри на притчу Работников в Виноградниках: те, кто едва смогли что-либо сделать были вознаграждены ровным образом с теми, кто действительно хорошие работники.”

Дан: “Все это хорошо; но кто еще говорит, что притчи имеют ввиду то, что ты говоришь они значат?”

Роберт: “Что же, к примеру Павел…”

Дан: “Павел ненормальный.”

Роберт: “Может быть. А может и нет. Но Дух Святой по крайней мере позаботился о том, чтобы он попал в Библию. Посмотри на Послание к Римлянам, в третьей главе: “Делами закона” – и все они были добрыми делами – “никакая плоть не оправдается”. Или как насчет послания к Ефесянам (что было написано либо Павлом либо кем-то в равной степени ненормальным): “Ибо благодать вы спасены через веру, и это не от вас; это дар Божий – это не результат ваших дел. ”

Дан: “Это просто Павел сходит сума. Хочешь ли ты сказать мне, что нет стихов в Библии – может даже в посланиях Павла – которые говорят точно противоположное тому, что ты говоришь: которые недвусмысленно говорят, что за злые дела последует наказание?”

Роберт: “Конечно существуют такие места из Писания. Но Библия это очень большая книга, Дан. Конечно она вдохновлена Святым Духом. Но вдохновение было в процессе на протяжении множества разных времен и множества разных людей – люди, которые не только имели разногласия друг с другом, но временами противоречили себе, когда у них бывали разные настроения или им нужно было адресовать разные ситуации. При таком беспечном процессе вдохновения, это неизбежно, что Библия будет говорить разным людям разные вещи (порой противоположные). Тебе просто нужно решить, на какой из частей разговора Дух Святой в конечном счете приземлился. Другими словами, когда ты наталкиваешься на два места из Писания, которые противоречат друг-другу, то тебе нужно решить, какой из них именно, как ты думаешь, Дух Святой подразумевал – и тогда тебе нужно поставить руку на менее центральный отрывок в пользу более центрального отрывка. Все, что я могу сказать тебе, что для меня, место из Писания, которое я цитировал в конце своей проповеди – Римлянам 8:1: “Итак, ныне нет никакого осуждения тем, кто во Христе Иисусе” – находится на высоте в списке центральных мест из Писания.”

Дан: “Но там сказано, что нет никакого осуждения только для тех, кто во Христе Иисусе. Как могут плохие людей пройти тест подобного рода? Они не во Христе; они отвернулись от него.”

Роберт: “А! Но Иисус находится в плохих людях. И Иисус не отвернулся от них. Разве ты не видишь? Иисус это все, что имеет значение. В конце концов, Он есть Божье Слово, которое сотворило их, и Он есть Воплощенное Слово, которое примеряет их. Не важно, что ты или я делаем или не делаем в нашей жизни, истина Евангелия в том, что если мы мертвы, то Он воскресит нас, хорошие мы или плохие. И когда Он воскрешает нас, Он воскрешает нас “исправленными”, а не оставленными в беспорядке наших грехов. Конечно, если ты хочешь быть как тот парень из притчи о Брачном Пире и отказаться надеть бесплатный смокинг, тогда ты можешь отправиться в ад. Но, как я раньше сказал, ни в каком-либо другом случае.

Похожее изображение

 

Дан: “Ну что же, тебе следует перестать говорить так. Я был во многих церквях мира, и никто не говорит то, что говоришь ты. Насколько я вижу, даже церковь против тебя. Ты в полном одиночестве. ”

Роберт: “Я так не думаю, Дан. Это правда, что церковь проповедовала суд в качестве награды и наказания более часто, чем искупление по благодати. Но не тогда, когда она была в лучшем состоянии: в добавок к Иисусу и Павлу, у меня есть Реформаторы, которые на моей стороне. Я не такой одинокий, как ты думаешь. У тебя может кампания немного побольше, чем у меня; но меня всегда озадачивает, почему вся толпа любит плохие новости? Евангелие должно быть о Хороших Новостях спасения по благодати, а не о том, что тебе нужно что-то заслужить посредством налаживанием своих дел. Почему это так сильно беспокоит вас ребята, когда кто-то говорит вам, что Бог собирается взять вас домой даром?”

Дан: “Потому что не существует такой вещи как бесплатный обед, и потому что никто кроме тебя не говорит, что есть такое. Почему ты так наcтойчиво продолжаешь в этом? Почему бы тебе просто не сдаться?

Дан начал идти к двери, но я продолжал говорить с ним: “Что же, я предполагаю, что одна из причин, почему я не отступлю так это то, что мне cтало быть нравится это. Это сигнальный гудок, Дан – единственный подлинный бесплатный обед, который вообще когда-либо мог быть предложен миру. Но более важно то, что Библия не позволяет мне отступить. И потому я не могу отступить, неважно, сколько людей будут думать, что я читаю Писание неправильно. Самое лучшее, что я могу тебе дать это ответ Лютера своим критикам: “Hie’ steh’ ich; ich kann nicht anders’ – “На сем стою; не могу иначе.”

Картинки по запросу martin Luther here i stand

Он вышел покачивая головой. “Ты невыносим”, сказал он. “Просто невыносим”.

Благословить Божью Миссию Переводов и Редакций:

Благословить переводчика деньгой через Paypal.