Записи

Заметка о единстве со Христом. Др. Ч.Бакстер Крюгер (Экстатик)

Д-р Ч. Бакстер Крюгер, Доктор Философии

Я открыл им Тебя и буду открывать вновь и вновь, чтобы любовь, какой Ты любишь Меня, была в них, как Я в них».” Иисус в Иоанна 17:26

Воплощение означает, что Сам Бог снизошел, чтобы войти в наше отчуждённое человеческое существование, чтобы схватить и связать его в единении с Собой…” Томас Торранс, Школа Веры

Апостолы ведут нас к созерцанию того, что Иисус Христос является вечным Сыном Отца во плоти. Некоторые их заявления об Иисусе весьма поразительны. Это была верность апостольскому свидетельству об Иисусе, расширившая разум ранней Церкви и приведшая к признанию того, что Бог – это вечный Отец, Сын и Святой Дух – три разных личности в одном неделимом божественном существе. Эта перспектива о Триединстве привела отцов в Никее к провозглашению с апостолами, что всё было сотворено от Отца через Сына в Святом Духе, повторяя настойчивость Иоанна и Павла, что всё было сотворено Сыном через Сына, в Сыне и для Сына. Тринитарные разговоры о единстве со Христом начинаются с единства Триединого Бога и с единства Сына со всем творением как с Творцом и Вседержителем всего – еще прежде воплощения. Поразительно, что так много из всего, что гласит о единстве со Христом, игнорирует само провозглашение и предполагает разделение, то есть, предполагает, что творение и человеческий род внутри него имеют существование, и бытие, и жизнь отдельно от Сына Божьего.

Для апостолов и Никейских теологов Сын как Творец связан вместе с непрерывным поддержанием Его творения, так что любой разрыв между Сыном Божьим и творением грозит творению небытием, полным исчезновением. Таким образом, воплощение Сына, помазанного в Духе, не должно рассматриваться как установление ранее не существовавших отношений или единства между помазанным Сыном и родом человеческим. Ибо без Него вселенная исчезнет в то же мгновение. Безусловно, грехопадение Адама представляет собой восстание против Отца, Сына и Святого Духа, и провозглашение независимости от Сына как от самого источника и смысла человеческого существования. Грехопадение – это отказ человеческого участия в жизни святой Троицы и, таким образом, это стало угрозой единству между Адамом и Евой и Триединым Богом. Как сказал Афанасий, что человеческий род был на пути к гибели и погружения в бездну небытия. В самом глубоком смысле, воплощение решает проблему этой угрозы нашего окончательного исчезновения из бытия. Став плотью, Сын Божий устанавливает Свое существующие божественные отношения или единение с человечеством, которые находились в серьезной опасности из-за отречения Адама, внутри самого специфического контекста человеческой отчужденности и бунта. В удивительном искупительном акте гениальной личности, Сын Божий лично вошел в реальность, которая угрожала Его единению с нами, а именно – наш отказ от Него. Предав Себя в руки нечестивых, Он уступил нашей великой тьме и бунту, испытав это лично, тем самым используя наш отчужденный взгляд и восстание как средство установления Его единства с нами в нашем грехе. Приняв коварное презрение сломленного человечества, Иисус встретил нас и принял нас именно в нашем противостоянии и нежелании прийти к Нему, в самом центре нашей ненависти к Нему и к Его разоблачающему свету. Таким образом воплощенный, распятый и воскресший Сын обеспечил надёжную безопасность Его единству с нами через наше неверие, раз и навсегда уничтожив угрозу нашего небытия. Ибо Он – милосердный Творец, который любит человеческий род.

Реакцией человеческого рода на присутствие Сына Отца и воплощения Творца стало Его проклинание, и проклинание Его с горечью и злобой, подав Ему желчь в качестве Его последнего питья. Ошеломляющая самоотверженность Сына Божьего, который был презрен, и брошен грешниками, и претерпел нашу враждебность против Него, является личным вхождением нашего Творца в наше глубочайшее беззаконие. Без нашего голоса, без нашего добровольного ответа Ему, мы не можем говорить здесь о единстве или даже об отношениях, но только о странном, не-родственном, законном и внешнем божественном акте абстрактного суверенитета. Но род человеческий действительно проголосовал. Мы отреагировали. Мы, Евреи и Язычники вместе, осудили и прокляли, и распяли воплощение Творца и Сына Божьего — что есть богоубийство, отвержение и убийство Бога. Что может быть более подлым? Но именно этот самый подлый поступок был принят и пережит Иисусом. В абсолютном единстве со Своим Отцом и Святым Духом, и как Творец и Вседержитель всего сущего, Сын Божий стал одним из нас, а мы предали Его с презрением и мучили Его в нашей скалящейся ярости. На Голгофе на Иисуса был излит не гнев Отца, а гнев человечества. Писание предельно ясно: с ядовитым презрением мы осудили нашего Создателя, изгнав Его из нашего присутствия на Голгофской горе. И Тот, Который распят человечеством, является вечным Сыном Отца, Тот, Помазанник в Духе Святом, и Тот, в Котором, и через Которого, и Которым всё, и для Которого всё было создано и постоянно Им поддерживается. Таким образом, Иисус склонился как невинный Агнец на заклание человечеством, Он принес Своё единство со Своим Отцом и со Святым Духом – и Его божественностью, но под угрозой было единство с человечеством – в нашей извращенной слепоте и ужасающем беззаконии. По этой причине Иисус Христос является Творцом, Который встречает нас в нашем самом жестоком и злейшем месте, используя наше озлобленное отвержение Его, чтобы связать нас в единении с Ним навсегда, и тем самым, сделал отделение от Него навечно невозможным, уничтожив любую угрозу нашего исчезновения.

И вот, невообразимый грех и невообразимая любовь встречаются в одной Личности. Распятый Сын является местом милосердия, место, где Святая Троица в личности Сына испытала и претерпела, и приняла, и обняла человечество в его отчуждении и враждебности против Триединого Бога в удивительнейшей и бесконечной милости. Вот Новый Завет, новые отношения между Творцом и помазанным Сыном и Его сломленными творениями, рожденными в пролитой крови захватывающей божественной милости и человеческого вероломства. И здесь, в Иисусе, на кресте в наших руках – смысл единства. Распятый Сын Сам является единством между Отцом и Святым Духом, неделимы в Нём, с теми, кого Он создал, но которые ответили Ему в неверии и неописуемой насмешке. В нашем отвержении Сына Божьего и в Его преднамеренной капитуляции нашей ненормальной слепоте, мы стоим пред единством с Иисусом, претворенным в реальность не нашей верой и покаянием, но нашим неверием и предательством. Такое единство настолько поразительно, что почти невероятно, но это и есть Евангелие. Это одновременно и слишком прекрасно, и слишком ужасно, чтобы описать словами, но это так и есть.

Это непреклонное решение и наслаждение Святого Духа раскрывать эту реальность, это единение в нас, внутри нашей собственной слепоты. Задача Святого Духа не в том, чтоб создать отношения между нами и Иисусом, как если бы это единение не было реальным в нашем отвержении Господа. Святой Дух не приходит к нам извне, как если бы Дух отсутствовал в воплощении и был просто как зритель, наблюдающий, как Сын склонился перед нашей ненавистью. Святой Дух был одним целым с Иисусом, когда Он испытал наш гнев. И таким образом Дух движется не из отсутствия в присутствие, но из единства с нами в нашей тьме в Иисусе к действию раскрытия этого единства в нас, в наших падших умах. В единстве с Иисусом, в Его единстве с нами, Дух Святой приходит к нам, чтобы раскрыть истину всех истин – привести нас к признанию и принятию Иисуса как нашего Творца и Господа, спасения и жизни, истины и единственного источника смысла нашего человечества. По мере того, как Дух ведет нас находить Самого Иисуса внутри нас и внутри огромной иллюзии, мы начинаем видеть Того, Которого мы пронзили, и сталкиваемся с настоящим Евангелием – безграничной милостью Триединого Бога, которая одновременно шокирует и избавляет нас от нашей лишающей нас свободы гордости и непреодолимой тревоги. Тем самым Дух являет реальность для нас, чтобы мы поверили, реальность, в которой мы можем успокоиться, и заставить замолчать наше чувство вины и стыда, наш страх и безнадежное чувство никчемности. В то время как мы обнаруживаем, что мы отвергли и прокляли Иисуса, и что этот Сын неотделимо един с Его Отцом, мы видим, что даже в случае нашего позорного распятия Иисуса, Отец не покидал Иисуса или нас, но принял и включил нас в Себя как Своих любимых детей в нашем невообразимом непослушании. И по мере того, как мы раскрываем, что Святой Дух одно целое с Иисусом, и как Он покорил Себя нам в нашем трусливом неверии, мы начинаем видеть, что Святой Дух из наших травмированных, пораженных страхом душ, наших само-праведных, ослепленных и упрямых сердец сделал настоящий Храм, где Дух Святой избирает обитать в безграничной, созидательной радости, и силе, и бесконечных дарах. Действительно, здесь мы видим, что, хотя мы восстали против и убили Сына Отца, мы невольно предложили – из ямы нашего безумства и вероломного отступничества – единственно истинного и верного Сына как наш ответ Отцу. Обнаружение этого Отца, Сына и Святого Духа внутри нас имеет реальное влияние и вес над нашими душами, чтобы освободить нас от нашего самоуничижения и позволить самим себе, определенно страдающим от чувства вины, позорно нарушающим завет, сыновьям и дочерям быть любимыми Самим Отцом, блудные дети, ошеломленные изобилующей добротой сердца нашего Отца и вдохновленные потрясающей любовью и смиренностью нашего брата Иисуса.

Сейчас эпоха откровения и суждения, эпоха, в которой Дух Святой работает, раскрывая Христа в нас и терпеливо открывая нам глаза, чтобы увидеть, что Иисус – через наше отречение от Него – теперь соединен с нами в нашем отчуждении. Его «Я ЕСТЬ» теперь живет в нашем «Я не есть», и нашего Отца больше всего радует раскрывать Своего Сына в нас в радости Святого Духа. Христос в вас, упование славы – это глубочайшая истина о нас, и она должна быть провозглашена как Евангелие каждому человеку. Согласно истине, Христос также является светом в вас, который сияет во тьме, призывающий нас принять сторону Иисуса против того, как мы думаем, видим, чувствуем и проецируем, даже предупреждая нас, что, если мы не сделаем этого, мы обречем себя на страдание жить в огромной иллюзии и ее страхе. Ныне человечество стоит под повелением Иисуса: Пребудьте во Мне и в Моей любви, и вы принесете много плода. Тут же приходит весомое обещание Иисуса: Если вы будете ходить со Мной, Я поведу вас испытать (пережить на личном опыте) Моего Отца со Мной и жизнь во Святом Духе, что совершенно непостижимо для вас на данный момент, жизнь не одиночества и страха, застрявшая в унынии, само-праведности и религии, но жизнь надежды, свободы знать и быть узнанными и наслаждаться в этом. Я встречу вас в вашей иллюзии разделения, во лжи лукавого. Мое присутствие в любви зовет вас пребывать в Моей любви, принять Мое принятие (одобрение) вас такими, какие вы есть, позвольте Моему Отцу стать вашим Отцом, и Я обещаю вам, что Мое собственное «Я ЕСТЬ» будет течь как река воды живой из вашего внутреннего естества в вашу разрушенную жизнь притворства. Прибудьте во Мне, и вы принесете много плода означает: если вы примите Мою сторону против того, как вы смотрите на Моего Отца как на строгого судью, жадно наблюдающего за каждым вашим движением с бесконечного расстояния и с неодобрительным сердцем, и против того, как вы смотрите на себя как на неудачника, как на отступника, который достоин только отвращения, или как всезнающего компетентного человека, которому нельзя сказать и слова, и против вашего вывода, что ваши враги находятся за пределами Меня и Моей любви, Я приведу вас в шалом Триединого Бога изнутри наружу, и земля наполнится познанием Господа, как воды наполняют моря.

Евангелие – это не новость о том, что мы можем принять Иисуса Христа в нашу жизнь. Евангелие – это новость о том, что Иисус Христос принял нас в Свою жизнь. И мы, которых Он принял в Свою жизнь, это не та версия нас в воскресный день, но это версия слепых и упрямых, неверных и боязливых, и запуганных нас. Таким образом, откровение, что Христос в нас, пробуждает почти невероятную надежду, даже когда оно разоблачает и бросает вызов нашему отчужденному способу видеть, нашему способу верования, который, кажется, должен быть для нас самым очевидным в мире. Свет единения противостоит предположениям наших падших умов, предположениям о нашем отделении от Бога, и что Он покинул нас по справедливости, предположение, что мы недостойны Его заботы, и что мы лишились любого права на Его любовь, предположение, что Святого Духа следует опасаться и избегать Его любой ценой, и предположение, что мы должны пересечь неизвестную пропасть, чтобы сделать всё правильно перед Богом, прежде, чем окажемся в безопасности.

Вот где мы познаём природу истинной веры и природу греха – в откровении единства Иисуса с нами. Вера – это не независимое действие, выдуманное из нашей собственной находчивости, которое сдвигает нас в правильные отношения с Богом. Вера – это доверие Иисусу, Который раскрывает Себя в Духе внутри наших собственных сердец и чуждых внутренних миров страха и само-праведности, и притворства. Вера не создает единения со Христом; вера – значит доверять, что единение – это истина, которая ведет к постоянно растущей свободе переживать Самого Иисуса и Его Отца во Святом Духе. Вера – это смотреть глазами Иисуса и учиться соглашаться с Ним в доверии, и тем самым разделять Его мир, надежду и радость. Грех – это противостояние откровению Святого Духа, что Иисус в нас, это отказ смотреть Его глазами и настаивать на том, что Иисус меняет Свои пути и присоединяется к нашим. Грех – это настаивание на том, что Иисус кается и верит в нас, что Он принимает нашу сторону и то, как мы видим, воспринимаем, чувствуем и проецируем, что Он меняет то, как Он смотрит на Себя и на Своего Отца, и на Святого Духа, на нас и на наших врагов, и судя по нам познаёт реальный мир.

Ничто в небе или на земле не может разрушить единство, которое Иисус установил с нами, когда Он стал Агнцем, подчинив Себя нашему желанию убивать и уничтожать. Но мы можем настаивать на навязывании нашей темноты на Иисуса Христа и Его мир. Мы можем сражаться с Ним и не соглашаться с Его просвещающим присутствием и любовью. Он никогда не разорвет с нами связи, не разведется с нами, не покинет нас в нашем безумстве, но мы вольны грешить, насмехаться над Ним, сопротивляться нашей собственной идентификации в единении с Ним, придумывать богов и богинь, великие религии и религиозные пути назад к нашим божествам, даже тогда, когда мы дышим Христологическим воздухом и имеем само наше бытие в Иисусе Христе. Мы свободны продолжать смотреть чужими глазами неверия на Иисуса и испытывать беспорядочный хаос наших собственных теорий, если мы того хотим. Мы свободны продолжать жить в наших собственных мирах, в мирах лживых религий и обмана, само-сформированных и грандиозных иллюзиях значимости и смысла, эгоцентричной гордости и манипуляции, зависти, злости, гнева, страха, бессмысленности и отчаяния. Но мы не можем отделить себя от Божьей любви во Христе Иисусе, или от вечного объятия нас Отцом в нашей нечестивости, или от выбора Духа жить в нас в нашем великом замешательстве. И мы не можем избежать реальности или откровения, что Христос в нас.

Иисус никогда не станет заставлять нас принять Его сторону, но по нашему собственному желанию мы пригласили Его в глубочайшую бездну смятения в наших собственных душах. Отвергнув Его, мы открыли дверь к нашей ране. Распяв Сына-Создателя, мы открыли нашу отчужденность Его присутствию и объятию Отца. Здесь Он говорит как живое Слово Бога, смиренный брат человечества, свет жизни, сияющий в великой тьме. Здесь Дух Святой, Который неразрывно сопровождал Сына в нашу далекую страну убийства и гнева, взывая «Авва, Отче!», свидетельствуя с духом нашим, что мы сыны и дочери Отца, сонаследники с Самим Иисусом, наследники Бога и жизни Троицы. Сын Божий в Своем единении с нами призывает нас в Духе поверить, довериться, плакать в уповании на Его присутствие в нас, отпустить наши предположения и иллюзии, и разделить жизнь с Ним в наслаждении Духа и в сверхъестественной уверенности в непоколебимой любви нашего Отца. Это борьба веры, борьба между верой Самого Иисуса Христа и нашей собственной верой, между откровением, что Иисус в нас и нашим собственным сломленным виденьем, где нашей настройкой по умолчанию является предположение, что мы отделены от Иисуса. Это борьба, которая начинается с нашего отказа от Иисуса и стимулируется взрывающим мозг откровением, что Христос в нас в Духе Святом, и, тем самым, несёт в себе обещание не меньше, чем жизнь и слава Триединого Бога. И эта борьба, в которой мы должны участвовать лично – не чтобы стать едиными с Иисусом – но, чтобы жить в и из Его единства с нами, чтобы участвовать с Ним в демонтаже нашего отчужденного способа видеть, так, что Его сердце, душа и разум, и Его собственные отношения с Отцом, и Его собственное помазание в Святом Духе имеют свободу, чтобы распоряжаться нашими душами, даже когда мы слышим, что Иисус Христос – автор и совершитель веры. Это бесконечно маловероятная, невозможная возможность, что мы, в конечном счете, будем сопротивляться Иисусу, встречающему нас в Своей любви, и Его свидетельству, обращающемуся к нам из глубин наших собственных душ в такой прекрасной и оживляющей надежде. Но даже если мы будем, и выберем жить в иллюзии разделения и его низвергающихся страданий великой тьмы, мы никогда не сможем перестать быть. Поскольку это невозможно, чтобы Отец, Сын и Святой Дух когда-нибудь отказались от единения, о котором они мечтали в вечности, которое теперь стало для нас реальностью в покорности Иисуса нам в нашем отчуждении. И это невозможно, чтобы Иисус когда-нибудь перестал любить нас в нашей тьме, или чтобы Дух Святой отказался от того, чтоб открывать нам глаза на истину, или чтобы Отец покинул нас, отказавшись от Своей любви и отозвав Свое страстное сопротивление нашему неверию и его аду.

Д-р Ч. Бакстер Крюгер – теолог, писатель, дизайнер рыболовных приманок и директор служения Perichoresis Ministries. Бакстер получил докторскую степень в колледже Кингс в университете Абердин в Шотландии под руководством профессора Джеймса Б. Торранса. Он является автором 8 книг (от переводчиков: туда также входит книга “Хижина: Переосмотрено” [The Shack: Revisited]. Больше информации на сайте: www.perichoresis.org

Оригинальный источник по ссылке.

Перевод: Сания Картабаева

Оформление и редакция: Ильмар Мельдре

Благословить Божью Миссию Переводов и Редакций:

 

Благословить переводчика деньгой через Paypal.

 

 

Интервью с Джоном Краудером на Bella Eden (Часть 2 – Деньги).

Кристелин: «Вау, хорошо! Деньги. Пиво. Секс. Бог». Могли бы мы поговорить о деньгах, о теме про деньги? Мы поговорили о сексе. Просто говорим это на подкасте «секс!». «Баунчика баунчика тяндааан…» (напевает)

Джон (смеётся): «Да это всегда весело!»

Кристелин: «Давай поговорим о деньгах. Могли бы мы поговорить по-глубже о деньгах?»

Джон: «Конечно. Без сомнений. О чем мы поговорим насчет денег? Это такая широкая тема! Это так смешно, что в Церкви люди даже не любят употреблять слово деньги, они говорят про это всю неделю, но только не говори об этом в церкви по воскресеньям! Я думаю это корнем уходит по крайней мере в моем поколении, я был продуктом 90х, и помню скандалы теле-евангелизма, ты знаешь, тебе нельзя было упоминать проповедника и деньги в одном и том же предложении. И это было что-то типа табу. Поэтому люди начинают придумывать к деньгам другие слова. Что мы говорим в церкви? «Финансы», «ресурсы», «обеспечение», «семя», но мы не хотим это назвать просто деньгами, и это такая безумная вещь.И это действительно некое табу. И я заметил, что в Церкви есть одна тенденция, кого мы все вместе соглашаемся ненавидеть? Конечно же хапающего деньги теле-евангелиста! Кто-то хочет сказать: «Крефло Доллар хочет самолёт на 60 миллионов долларов! Это то, что я слышал несколько недель тому назад… » (сварливым голосом). Это что-то типа, «да брось приятель! Дай парню 100 миллиардовую субмарину, мне какое дело? Почему у нас есть такие склонности…? Я не говорю сейчас конкретно про потребности в том, чтобы иметь самолёт, у меня нет понятия, что за этим, но это так смешно, как мы сравниваем и критикуем. Потому что это легко найти себе цель и сделать козла отпущения из людей, с которыми мы можем соглашаться в чем-то или не соглашаться. Но в реальности мы применяем эти субъективные мерила по линейке в своей собственной жизни. Это что-то вроде: «Сколько много это в действительно много?» Мы думаем в рамках: «Это слишком много для Бога, чтобы я мог заполучить это». Например, я могу иметь квартиру с двумя спальнями, но это было бы слишком много для меня, чтобы иметь квартиру с тремя спальными комнатами. Я имею ввиду, если подумать об этом таким образом, к примеру, подумайте, что вы находитесь в Конго, и если у вас есть кондиционер в Конго, то вы находитесь в числе 1% у кого вообще это есть, от отсутствия кондиционера к тому, чтобы иметь кондиционер, разница значительна, что ты чуть ли ни король! Но мы не думаем таким образом. Вы ребята из Техаса, вы не думаете о том, кто иметь кондиционер это что-то, что «слишком много» для вас. Вы видите это как: «Конечно же Бог хочет, чтобы тебе было прохладно, хорошо. Всё в порядке! Можно немного и насладиться жизнью.» Это не будет стоить слишком дорого. Это просто смешно откуда мы берем эти малые субъективные понятия в нашем разуме, когда в реальности я думаю, почему бы Богу не взорвать лимиты, чтобы не раскрыть это настежь.. Что если у нас будет виденье от Бога на миллионы, создавать экономику в нациях 3-го мира? Я имею ввиду, что если бы у нас было виденье насчет миллиардов? Буквально создавать экономику в этих странах 3-го мира? Я думаю, что проблема в том, что мы перепутали деньги, которые является даром, с идолопоклонством, что по своей сути это воспринимать дар как самоцель. И поэтому, я думаю, когда мы освободимся от некоторых этих дуализмов в голове. Опять же, дуализмы это идеи в наших умах о разделении между духовным и материальным, что есть естественное. Я думаю, что мы можем наслаждаться жизнью и иметь вещи в жизни, и это не что-то недуховное. Это так смешно, что мы думаем, что если ты не в служении или если ты не лидер прославления или миссионер, тогда ты на самом деле не исполняешь Божье предназначение. Некоторые люди действительно думают, что это самые высшие вещи, которые ты можешь сделать в этой жизни… Но что насчет пекарей, фермеров, что насчет производителей? Эти люди что ли не участвуют в Царстве Бога только потому что они работают на светских работах? Что я сейчас говорю, что эти линии мышления уходят намного глубже… они очень сильно укоренились. И у нас есть эти невидимые линии между «мирским» (или «светским») и «сокровенным» («духовным»). Ты видишь, что есть люди, которые не могут просто смотреть Youtube, им нужно обязательно смотреть Godtube, они не могут слушать музыкальную группу Coldplay, им нужно в их группе прославления имитировать Coldplay. Ради Бога, слушай лучше Coldplay, намного больше славы на Coldplay (если ты конечно не устал от этой группы)! Я думаю дело в том, что эти разделения и дуализмы, что мы ставим на себя эти ограничения, которые не являются благочестивыми. И ты видишь много людей, которые чувствуют себя самоправдеными… «я не как тот теле-евангелист, который разводит тему с деньгами…!» «Вы вон посмотрите на ту мега-церковь вон там, если бы они продали своё здание, то они смогли бы накормить голодных…» – Что и насколько, всего лишь на день? Это так странно, как мы впадаем в эти образы мышления, не подозревая, что на самом деле в глубине это критицизм. И я слышал прекрасную цитату от парня еще годы тому назад: «Критицизм это вещь №1, которая держит нас в бедности». Я не говорю, что все являются мудрыми распредителями своих финансов или их нельзя применить как-то получше, что не существует людей, которые на самом деле жадные и являются сребролюбивыми, гоняясь за деньгами.. Конечно, это присутствует. Но думаю, что для нас лично не идти вниз к критицизму, потому что иначе на самом деле мы оканчиваем тем, что ограничиваем самих себя. И мы ставим колпачки и параметры в понимании, насколько успешными Бог хочет нас видеть. Нам нужно подумать, сколько детям из Африки ты поможешь взяв свой обет бедности? Ты можешь сидеть и критиковать других людей, но что если бы вместо того, чтобы мы просто посчитали несколько (пяточков) монет, которые у нас есть и попробовали быть лучшими управителями, ты знаешь, это еще один термин, который часто используется… Вместо того, чтобы управлять немного тем, что у нас есть и вместо того, чтобы вырезать рекламные купоны весь день… что если мы будем вдохновлены виденьем и Бог даст нам загрузки, предпринимательские идеи, создавая новое благосостояние и думая вне ограничений (в англ. Букв. «вне коробки»), новые деньги, новые решения в интернете, в сфере инфотехнологии, я имею ввиду так много авторского гонорара и стратегии инвестиции, так много Господь хочет вылить нам, но я думаю мы ограничиваем Его так сильно и ограничиваем то, что мы можем сделать, когда мы поносим деньги как какое-то «зло». Когда на самом деле, это вопрос состояния сердца. Это то, к чему Господь хочет прикоснуться.”

Кристелин: «Да-аа-а-а. Слыша это всё, понимаешь, что это сложно, потому что я думаю, ты знаешь, есть это изнуренная (или пересыщенная) вещь, например, если я переживаю что-то в церкви, или духовную власть или что бы то ни было в негативном свете, тогда я автоматически применяю это к каждому сценарию, «о это нехорошо!» или «вот это, не!» И это сложно не делать так, потому что как человеку, это трудно не воспринимать так. Потому что мы говорим о критики, и если мы например говорим о том, что мое намерение не является дурным, но моё желание… скажем я пережила что-то негативное с институционной церковью или с чем-то связанным, с деньгами например, и в особенности если у меня плохой привкус остался в моем рту (в общем на русском: оставили плохое оттенок, плохое впечатление), я не хочу другим людям пережить это тоже самое, и что я могла бы сделать так это абсолютно перекрыть это для всех под самый корень.

Джон: «Да! Именно так! Ты знаешь, неустойчивый предмет вращается в другую сторону, и ты смотришь, «у Бенни Хинна везде большие особняки, и поэтому мы пойдем обратным путём и наши пастора будут спать на полу», и ты не можешь есть настоящие хлопья на завтрак, только генетически модифицированные утренние хлопья! (смеётся) Это просто cтранно, как мы склоняемся вести себя так, и мы теряем очень много здравого смысла в процессе, я имею ввиду, что ты не можешь много служить людям без финансов, и если ты хочешь сделать много добрых дел, то без достаточного на то количества денег тебе не обойтись. Так что в конце концов это вопрос состояния сердца. Часто мы очень быстры на то, чтобы критиковать мотивы других людей, и мы можем быть правы или неправы в нашей критике. Я не говорю, что мы всегда обязательно неправы или что я за такую роль теле-евангелиста. Но дело в том, что мы живем в обществе, где у нас социальная досягаемость, разве не так? Мы заходим онлайн и мы ноем по поводу каждого момента. Но в реальности, приносим ли мы что-то позитивное, положительное на стол, или мы просто пытаемся деконструировать все с чем мы не согласны. И поэтому я думаю, что когда у нас позитивный фокус, то во первых, ты больше не депрессивный, потому что у тебя нет этого корабельного груза на твоих плечах и ты можешь просто расслабиться и снова понюхать кофе, заметить цветы и немного насладиться жизнью, потому что у нас нет этого маленького дождевого облака мрака над нашими головами постоянно, чтобы быть критикующими людьми. Вероятно это не только вопрос денег, это вообще более глобальная тема, которая затрагивает общество. Но ты права, очень часто это выпадает из одной крайности в другую, потому что мы были ранены.»

Кристелин: «Именно так! Потому что это тяжело видеть, как часто случается, как люди с хорошими намерениями, включая меня, потому что я пережила что-то негативное, то не хочу, чтобы и другие пережили это, поэтому я изменю мое поведение и буду стараться, чтобы это ни коим образом не было похоже на то, как люди отнеслись ко мне. И ты знаешь, я заканчиваю тем, что почти абсолютно связана тем, что они сделали мне тогда, потому что теперь я почти контролируема тем, что не хочу делать это… таким образом мышления.»

Благословить Божью Миссию Переводов и Редакций:

Благословить переводчика деньгой через Paypal.